Денали (Мак-Кинли), США

Денали (Мак-Кинли) 6194 м. — высшая точка Северной Америки. Расположена в Аляскинском хребте в горной системе Кордильер, на территории национального парка Денали. Об одной из первых попытое восхождения Фредерика Кука в 1906 году, ходит много споров, так-как не сохранилось подтверждающих документов, а те что были предоставлены посчитали подделкой.
Официальной датой покорения считается 7 июня 1913 года когда американские альпинисты под руководством Хадсона Стака достигли вершины после трех месяцев скитаний по полярным долинам, ледопадам, перевалам и северным гребням Аляскинского хребта а также изрезанным и разрушенным ледникам в результате сильного землятресения накануне экспедиции. Наиболее популярные маршруты для восхождния освоены с юго-западной и южной стороны вершины. Cамый популярный и простой West Buttress можно классифицировать как альпинисткую двойку (2A-2Б), однако суровые условия севера могут внести существенные коррективы в планы восхождения добавив лишних 5-7 дней ко времени экспедиции.


Интервью для газеты «Аргументы и факты Казахстан»:
Три названия Мак-Кинли.

Dvoretskiy, Denali, 2013, USA, Alaska
Аргументы и факты Казахстан, №27, 2013

Фотокорреспондент нашей газеты Виталий Дворецкий стал первым аифовцем, взошедшим на пик Мак-Кинли (6194 м, Аляска) — самый северный шеститысячник планеты. Это восхождение, как и недавний штурм Эльбруса, он посвятил 20-летию «АиФ Казахстан». Группа казахстанцев, в составе которой Дворецкий поднимается на главные пики всех континентов, покорила уже пять вершин.

— Виталий, какой тренировочный курс необходимо пройти, чтобы штурмовать Мак-Кинли? — Если двигаться по программе «7 вершин», то я бы посоветовал такую схему: пик Косцюшко в Австралии, далее Килиманджаро в Африке, Эльбрус в Европе, Аконкагуа в Южной Америке и затем пик Мак-Кинли в Северной Америке. Шестым по сложности идёт пик Винсон в Антарктиде, и седьмая вершина — Джомолунгма (Эверест) Азия. Это, конечно, в идеале и относится к той категории людей, у которых возникло такое желание и появилась возможность начать знакомиться с горами. Между восхождениями нужно делать перерыв от 6 до 12 месяцев. Этого вполне достаточно, чтобы отдохнуть от экспедиционной жизни. Но нужно обязательно ходить на тренировки в альпинистскую секцию и хотя бы раз в месяц подниматься в горы до высоты 3000-4000 метров. За неделю до вылета в очередную экспедицию желательно провести 2-3-x дневную акклиматизацию на высотах более 4000 м. Стоит отметить, что первые пять вершин достаточно просты с технической точки зрения, но со стороны погоды последние три пика очень коварны. Чаще всего это становится причиной неудачных восхождений, травм и обморожений.
— Насколько современные материалы, используемые в снаряжении и одежде альпинистов, снижают риск обмороже- ния? — Многое попрежнему зависит от вас самих. Снаряжение вам облегчит жизнь, если вы сами будете правильно работать: периодически делать отмашки конечностями, шевелить пальцами и чувствовать их. Чаще всего обморожениям подвержены открытые участки тела, прежде всего — лицо, а также руки и ноги. Другое дело, что современное снаряжение легче и практичнее — это снижает общий вес рюкзака, а следовательно, «потеть» приходится меньше. Да и правильное «дышащее» снаряжение своевременно выводит пот и оставляет тело практически сухим. Это также снижает риск обморожения.
— Какие хитрости приходится использовать, чтобы заставить технику снимать на высоте? — Раньше этот вопрос стоял более жёстко перед всеми операторами, снимающими в горах. Потому что использовались кассеты, требующие специальных механизмов для их воспроизведения и записи. Как правило, при минусовых тем- пературах эти механизмы по- просту замерзали. Что неудивительно — в инструкции производитель всегда указывает рабочий диапазон в пределах от 0 до 40 градусов по Цельсию. С переходом на флеш-накопители камеры избавились от механических частей, и эта проблема исчезла, хотя диапазон рекомендованных рабочих температур не изменился. Но остался вопрос уязвимости микросхем, где возможно короткое замыкание при появлении конденсата внутри камеры. Обычно это происходит, когда вы с мороза вносите камеру в помещение с положительной температурой. Для того чтобы избежать этого, нужно оставлять камеру снаружи или хранить её в специальном термокейсе, где температура изменяется медленно и не вызывает конденсата. Другая проблема — аккумуляторы, которые моментально теряют заряд при низкой температуре. Выход тут один — батареи всё время должны находиться рядом с ва- шим телом и извлекаться только на момент съёмки.
— Почему в последнее время в США предпочитают вместо Мак-Кинли использовать название Денали? — На самом деле используют оба названия. Причём обычные люди чаще говорят Мак-Кинли. А в официальных документах используют Денали. Вообще, на Аляске не любят делать переименования, потому что они влекут за со- бой расходы и путаницу. И, конечно, всё население штата или округа решает, нужно ли им новое имя. Что касается использования Денали, то они хотят под- черкнуть уникальность и оставить в памяти имя, данное этой горе местными племенами, населявшими долину Юкона. Именно с северной стороны, где обитали племена, гора смотрится наиболее выгодно для наблюдателя. Кстати, у этой вершины было и русское название, в то время когда Аляска принадлежала России — Большая гора, что на местом наречии как раз звучит как Денали.
— Насколько Казахстан использует свой потенциал для горовосходительного и экологического туризма? — Можно сказать, что у нас этот потенциал не используется в полной мере и даже снижается с каждым годом. Мне это особенно бросается в глаза после посещения более 50 стран. У нас природу любят разделять и продавать маленькими кусками. Пытаются разделить заборами неделимое. И в конце концов это плохо кончается как для самой страны, её престижа, так и для людей. Первый посыл, направленный к потенциальным туристам, должен исходить от государства. И он должен говорить, что «наши живописные, открытые горы и широкие, зелёные долины ждут вас. Для вас организованы многочисленные национальные парки, где кроме природы нет ничего. Воздух чистый, вода прозрачная, вокруг множество диких животных и нет никакого вмешательства человека в этот естественный ландшафт». Кто видел у нас хоть 5% от этого? Все попытки развить туризм, привить любовь с юного возраста к природе, защитить территории от вырубки лесов и постройки нерентабельных горнолыжных курортов делаются на частных основаниях без какой-либо поддержки свыше. Обидно, но со стороны природы у нас есть всё. Однако из-за потребительского отношения к этому ресурсу очень скоро у нас может ничего не остаться, кроме заборов.
У меня есть один пример как раз из недавней поездки по США. В штате Аризона кроме всемирно известных каньонов, которые посещают миллионы туристов в год, есть ещё один достаточно интересный объект — метеоритный кратер. С момента открытия его для туристов и образования национального парка бюджет штата ежегодно пополняется на 3 млн долларов только на продаже билетов, не считая реализации сувениров. Кстати, на электронной карте в расположенном там музее указаны и огромные кратеры на территории Казахстана. Я надеюсь, что когда-нибудь в нашей стране поймут, что природный потенциал, говоря языком бизнеса, может стать неиссякаемым источником поступлений в бюджет.
Олег БЕЛОВ. Фото Виталия ДВОРЕЦКОГО

Статья из журнала «Ветер Мтранствий» (отрывок) Мак-Кинли на троих

Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий
Обложка журнала «Ветер странствий»

Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий Vukolov, Ветер Странствий, Дворецкий

К ледникам Аляски. Погода солнечная и видимость «до горизонта». Наш самолёт разогнался по ровной полосе аэродрома, и через несколько секунд нам открылась панорама просторов Аляски: река ещё большей частью покрыта льдом, в лесу передвигаться без лыж невозможно, общий цвет поверхности ещё далёк от зелёных оттенков. На горизонте над всем этим возвышается стена Аляскинского хребта с тремя отчётливо видимыми вершинами: Форакер, Хантер и Мак-Кинли. Подлётного вре- мени до взлётной полосы на леднике около 40 минут. Первая половина полёта проходит над лесотундрой, которая быстро сменяет- ся на мир из камня и льда. Перед самолётом возникают гранитные стены, покрытые вечными снегами, а пространства между стенами заполнены ледниками. Траектория маршрута проходит как раз над одним из крупнейших ледников Аляски – Калхитна, по которому вскоре нам предстоит идти. Время полёта проходит незаметно – снимаем фото и видео южной стены Мак-Кинли и окрестностей – такой выгодный ракурс можно запечатлеть, только находясь на борту самолёта и в хорошую погоду, что здесь редкость. Вот появился «наш карман» ледника, самолёт, едва не касаясь скал, начинает понемногу снижаться, делает поворот вправо, и вот оно – белое поле аэродрома. Ещё одно мгновение, и самолёт уже катится по ровному леднику, слева по борту появляются палатки лагеря с группами альпинистов. После приземления работники парка про- сят показать пермит, вариант маршрута (Западное ребро), переписывают данные по нашей группе, спрашивают о предполагаемой дате возвращения. Если не придём вовремя, спасательная команда начнёт поиски. Далее нам указали место, где можно взять санки- волокуши (по сути это пластиковое корыто), и место, где можно спрятать заброску. Разбираем наш мешок с продуктами и снаряжением и равномерно по весу «раскидываем» его между собой. Получается килограммов по двенадцать на человека плюс вес личного снаряжения. В общем-то, груза немного, если учитывать куда мы приехали! В среднем 30–33 кг на человека.
В базовом лагере пока мы со Славой занимались формированием груза на санях, Василий успел заложить заброску на обратный путь – запас продуктов на сутки и баллон газа. Заброска, или, как её тут называют, «кэш» (сache – с английского тайник, запас провианта), может пригодиться в случае, если придётся отсиживаться в ожидании самолёта из-за непогоды. Я отметил это место с помощью GPS – так будет легче искать, если выпадет много снега или рядом кто то организует ещё пару десятков таких забросок.
Высота базового лагеря, назовём его «аэродром», 2150 м над уровнем моря. Учитывая то, что сегодня утром мы были на уровне моря и такой перепад в общем-то уже ощутим для организма, решаем провести адаптационные «мероприятия»: делать различные физические упражнения, копать снег под палатку, «кидать камни» или просто ходить. Начали с пункта «ходить». Несмотря на то что время близилось к вечеру, по-местному около четырех, мы решили выдвинуться к следующему лагерю. Обычно группы, прилетающие на ледник, делают здесь же ночёвку, а четырёхчасовой переход оставляют на следующий день. Но мы рассуждали так: во-первых, у нас уже есть какая-никакая акклиматизация, полученная за пару недель до этого на Кавказе и Северном Тянь-Шане, во-вторых, следующий лагерь находится примерно на такой же высоте, поэтому нагрузка предстояла небольшая.

В одной связке с санями. Надели снегоступы, взятые в аренду в Талкитне, накинули рюкзаки на плечи, прицепили на карабин санки с продуктами и снаряжением, связались верёвкой и пошли за новыми ощущениями. Тропа достаточно хорошо утоптана, до нас по ней с начала сезона прошло уже человек четыреста (по данным главного офиса парка). На спуске до основного ледника пришлось «побороться» с непослушными санками, которые постоянно пытались убежать вперёд. Когда тропа поменяла направление, пошёл подъём, санки начали выполнять роль якоря, но лучше уж так. Ледник закрытый, если и есть трещины – они либо засыпаны снегом, либо зияют где-то в стороне. Кстати, кое-где по видимым трещинам проходит укороченный вариант тропы, но в вечерние часы, когда снег уже «раскис», туда лучше было не лезть. В мае ледник к путешественникам приветлив, его поверхность ровная как гладильная доска, но уже в июне-июле тут можно попасть «в историю». Обнажается большая часть трещин, и маршрут из прямолинейного превращается в зигзагообразный, что сказывается на времени передвижения из лагеря в лагерь, ну и конечно, влияет на безопасность. Именно поэтому передвижение по леднику в летний период осуществляется преимущественно ночью, когда снег подмерзает и становится крепче, соответственно держит лучше. Кстати, в этих широтах летняя ночь – не классическая чёрная, это скорее сумерки, которые длятся с 12 часов пополуночи и до 4 утра. В других уголках мира ходить по ледникам ночью опасно! Активная часть нашего путешествия началась. Темп передвижения решили использовать по формуле «50–10» – пятьдесят минут идём, десять минут отдыхаем. Вокруг нас снежные вершины, солнце уже отбрасывает на ледник их серые тени. Идти довольно комфортно, не жарко. В нашем направлении идёт ещё пара маленьких групп, на ногах у одной группы одеты снегоступы, у других – лыжи. Что лучше использовать при восхождении на Мак-Кинли – однозначно вам никто не скажет. Если вы уверенно чувствуете себя на лыжах – одевайте их. Если нет, то ваш инструмент – снегоступы. И ещё, хождение на лыжах вверх забирает значительно больше сил и энергии, чем ходьба в снегоступах. Но на обратном пути всё наоборот. Если на лыжах можно домчаться из верхнего лагеря до «аэродрома» за несколько часов, то в снегоступах для преодоления этой дистанции потребуется пара ходовых дней. Через четыре часа перехода дошли до следующего большого лагеря, расположенного на высоте 2215 метров над уровнем моря. Назовём его лагерь С1 (Camp 1). Наша группа использовала самостоятельное обозначение лагерей, ведь их количество у каждой команды своё, всё зависит от индивидуального графика передвижения. Ведь в принципе между «аэродромом» и лагерем на 2215 можно сделать ещё и промежуточный, но нам это не понадобилось. В начале лагеря, в котором уже стояло с десяток палаток, нашли готовую площадку с построенной стенкой от ветра, как раз на две палатки. Установили их, поставили чай. Тут к нам подошёл один из соседей – как оказалось он из России, на Мак-Кинли «подрабатывает» гидом. Поговорили «за маршрут», узнали некоторую информацию о предстоящем переходе к лагерю на 3400 и разошлись по «домам».
22 мая. Мотоциклетный холм Проснулись поздно, когда солнце вылез- ло из-за Мак-Кинли и коснулось лучами палатки. Тут вообще не за правило рано вставать. Сегодня наш переход будет от лагеря на 2215 метров до лагеря «С3» на 3400. Забегая вперёд, отмечу: первые два перехода погода держалась хорошая, но потом налетела облачность, всё затянуло, периодами шёл снежок. Рельеф – в основном та же ровная «стиральная доска» с достаточно пологим уклоном. Но сразу от лагеря «С1» идёт средней крутизны взлёт в северном на- правлении, набирающий метров триста по вертикали. Дальше рельеф ледника выполаживается вплоть до поворота маршрута на восток. По пути встречаем лагерь «С2», где стоят не более десяти палаток. Тропа опять набирает крутизну. Мы выходим из облачности и видим место, похожее на лагерь «С3». Палаток не видно, но по массе разных следов как сверху, так и снизу лагерь угадывается. Ещё полчаса, и появляютсяпервые очертания жилищ альпинистов-туристов. Лагерь большой, палаток двадцать уже установлено. Вокруг них развешаны флаги разных стран. Переход к лагерю «С3» занял у нас около семи часов, и порядочно нас измотал. Большую часть пути мы прошли в общей связке, и лишь на последнем подъёме ребята ушли искать место для палатки, а я своим неспешным темпом подошёл на минут сорок позже. Альтиметр на месте палатки показывает высоту 3424 метра. В этом лагере мы оставляем ещё одну заброску, а также снегоступы и сани. Основной ледник закончился, снег – плотный, чем выше – тем плотнее. Кроме того, возрастает крутизна склона. В общем, снегоступы дальше ни к чему. Интересно название склона, где распо- ложен лагерь «Мотосайкл Хилл» – мотоциклетный холм. Откуда такое название, история надёжно хранит тайну. По одной из версий – иногда ветер тут задувает так, словно ревёт мотоцикл.
23 мая. «Ветреный угол». На следующее утро, надёжно закопав заброску, продолжаем движение вверх по склону до вершины гребня, который берёт своё начало от места под названием «Ветреный угол». Высота около 4000 метров. Дальше тропа выполаживается и приходит к лагерю «С4», расположенному на высоте 4100 метров (по другим данным, на 4300). Мы записывали координаты, выдаваемые нашим GPS. Переход занял около пяти часов. Весь день на этих высотах светило солнце, а вот ниже 3000 метров стоит постоянная облачность. В лагере расположилось палаток 30, отдельно стоят стационарные палатки рейнджеров и волонтёров парка. Тут же находится мини-метеостанция и вертолётная площадка. В «С4» группы обычно проводят днёвки и отсиживаются в случае непогоды. Найдя место, готовое под палатку, принимаем решение завтра сделать ещё один переход в лагерь «С5» («хай кэмп» – высотный, штурмовой лагерь), там поставить палатку и спу-ститься в «С4» на днёвку.
24 мая. Пробки на склонах. На следующий день налегке (только палатка, дневной запас продуктов и газа) начинаем штурм километрового снежного склона, который в верхней части превращается почти в 60-градусную стенку, но там провешены перила, что, конечно же, облегчает подъём для всех, но и создаёт на перилах «пробки». После выхода на небольшой перевал, маршрут проходит по скальному гребню, где местами также провешены перила. И наконец, лагерь С5 (5200). Готового места под палатку не нашли, поэтому пришлось строить новую стенку на ровном месте, чуть в стороне от лагеря, возле хозяйственных ящиков, которые используют для хранения снаряжения рейнджеры. Да и ветер дует здесь меньше. Поставили и укрепили палатку и спустились в лагерь С4. Подъём занял пять-шесть часов, спуск – два.
25 мая. День отдыха. По ощущениям, пролежали до обеда. Ближе к вечеру сходили на «край света» – скалы в северной оконечности лагеря, откуда открывается прекрасный вид на часть ледника Калхитна.
26 мая. «Флаги» на вершине. Вот и наступил тот момент, когда нужно сконцентрироваться только на вершине, собрать все силы и завершить начатое. Мы вышли из палатки в восьмом часу. Часть групп стартовали раньше, и их уже видно работаю- щими на перилах. Идём медленным темпом. К обеду погода немного портится, посыпал мелкий снег и становится холоднее. Со сто- роны вершины видны ветреные «флаги» – там сегодня метёт. Этот факт подтвердился, когда вечером в лагере «С5» мы встретили альпинистов из России, уже побывавших в этот день на вершине – чуть ли не единственные из всех команд. Другие повернули обратно из-за сильного ветра, не дойдя до вершины несколько сот метров. Мы поделились с россиянами нашими планами: «Завтра на штурм!» 27 мая. Штурм. Это была самая холодная ночь за всю экспедицию, температура за бортом минус тридцать пять градусов. Но в палатке терпимо. Наполнили термосы, попили чаю и вышли в холод. День обещал быть хорошим, пока на маршруте до перевала Денали не видно никого, мы первые. Время около восьми утра. Пройдя половину расстояния до перевала Денали, встречаем группу изтрёх человек, они, похоже, не успели спуститься вчера и поэтому ночевали где-то в скалах… Перед выходом на перевал задул сильный ветер. Решили переждать его в скалах. Сидели минут двадцать. Начали подходить другие группы. Одна двойка из Китая решила не отсиживаться и после пятиминутной передышки пошла «в бой». Чуть позже, когда ветер вроде бы поутих, мы тоже пошли дальше по гребню. За нами потянулись и другие группы. Через пару переходов вышли на ровное плато, именуемое «футбольным полем». За ним виден гребень, расположенный с востока на запад и возвышающийся над плато метров на 200. Где-то в центре Вершина. Погода хорошая, солнце и ветра нет. Перед подъёмом на гребень сделали большую остановку, сидели минут двадцать. Высота ощущается только тогда, когда идёшь – мучает сильная отдышка. Наконец вылезли на острый гребень. Часть групп, шедших с нами вверх, уже спускаются, следовательно, вершина не так далеко. Время приближается к трём. Но на Мак-Кинли так называемая точка невозвращения отсутствует, как в других горах. Мы в очередной раз сели отдохнуть, вклю- чили GPS – по показаниям 6100, то есть до вершины меньше ста метров по вертикали и метров 500 по горизонтали. Связываемся верёвкой и выдвигаемся по достаточно узкому местами гребню, падать есть куда: слева 200 метров вниз до «футбольного поля», справа – три километра до ровной поверхности ледника. В случае непогоды тут может быть очень неуютно, а если ещё и без страховки, то…

Вершина! Страхи позади – мы на вершине. В месте высшей точки стоит железный геодезический «гриб», на шляпке которого написана высота пика в футах, она составляет 20 320 футов, или 6194 метра (кстати. по GPS было 6197). Делаем несколько фотографий и идём в обратный путь. Спуск прошёл в штатном режиме, и через два дня мы уже улетали с ледника на Большую землю. Активная часть экспедиции закончена, впереди нас ждут путешествия по рыбным местам Аляски, но это уже другая история.

Виталий ДВОРЕЦКИЙ, фото автора

наука, туризм, альпинизм, международное сотрудничество